Tags: худлит

coffee

Аркан Шут / Дурак

Аркан Шут / Дурак
«Шут – это странник, энергичный, вездесущий и бессмертный. Это – одна из самых сильных фигур среди Арканов Таро. Поскольку у этой карты нет фиксированного номера, он свободно перемещается, куда хочет, часто нарушая своими выходками установившийся порядок вещей».

тоха3.jpg тоха2.jpg тоха1.jpg

Мой друг (из множества слов, не описывающих наши отношения, это не описывает их точнее всего) уехал на берег моря, танцевать что-то очень южное под низкими звездами Крыма. Он собрал все что было важного в матерчатый рюкзак, кинул туда же туфли для танго, на ноги нацепил неснашиваемые вечные кеды. Кажется, он хотел уходить пешком, но все время ехал – на лифте, на метро, на попутках. И только где-то в полях Черноземья брел до рассвета просто, чтобы брести, чтобы ногами – по земле, даром ли вечные кеды. Он бы, конечно, дошел до самого моря, но ехать оказалось быстрее. И теперь он – там.

Я прихожу в его дом почти каждый день. Мы вместе придумали, что я хожу туда поливать цветы. Из всех версий, не объясняющих, что я делаю у него в квартире, эта не объясняет хуже всех. Нет у него цветов, даже жалкого кактуса нет, хотя есть компьютер. Ради приличия стоило бы притащить сюда, например, герань или что-нибудь совсем уж неприхотливое, но кого волнуют приличия, я же не за ними хожу. Collapse )
coffee

Настроение стишное



* * *
Однажды мы кончимся без остатка - 
ясно заранее:
что-то достойное упоминания
вряд ли останется после нас.
Разве что дети.
Мы делаем лучших детей на свете.

Не потому что сами прекрасны -
смешная версия,
нам повезло в процессе конверсии:
все страшное в нас, все искреннее уродство - 
шрамы, пощечины, ненависть из глубины -
в них обернулись любовью, добром, благородством.
В этом заслуги нашей не более, чем вины.

Однажды мы кончимся на излете
дня или ночи, думая, что без остатка.
Зря. Наши дети - наследство века,
жертвы эпохи, герои пространства,
и оправдание всех полуночных странствий.
04 октября 2015
Collapse )
coffee

из цикла "Моя география". Мой Белград.



* * *
Город говорит со мной: прохожу мимо кафе «Попробуй», следом за ним вывеска магазина: «Влюбись».

* * *
Бабулька, одетая хоть и со вкусом, но не без намека на городскую сумасшедшую (и деньги у нее в пластиковом футляре из-под аудиокассеты) покупает на рынке сыр, высказывая претензии продавщице раза в два моложе ее самой: «Вы все испоганили, даже деньги, дети у вас красивые, да, а все остальное - испоганили!». Затем, отойдя в сторонку, пробует купленное: «Ох, да этот сыр воняет как мои туфли!» Collapse )
coffee

из цикла "Моя география". Мой Нови-Сад

Странно, но за полтора года жизни в Нови-Саде "трещинок на камнях" и историй о них накопилось совсем немного.



* * *
Парень успокаивающим голосом по телефону:
- Брат, да ты дебил. Нееет, не дурак - дебил.

* * *
Риэлтор про коллег:
- Вот из-за них мы и живем не в Сербии, а в чертовом Сербостане.

* * *
На рынке продавщица просит у соседа пакет. Напарница:
- Не бери у него ничего! Он тебе этот пакет 5 лет вспоминать будет. Я сейчас сто пакетов принесу, у него ни-че-го не бери. Да потому что он жадина!

* * *
На стене зловещее граффити черными буквами «А ты боишься темноты?». Внизу приписано другим почерком: «Свет, блин, включи».

* * *
Отправить открытку авиапочтой стоит 50 динаров (19,5 руб.). Обычной - 46 (18).

* * *
На главной улице города (Бульвар Освобождения) с 1929 г. открыта мужская парикмахерская «Чубчик».

* * *
Одного из наших водителей зовут ЕлЭнко . Мысленно называю его Аленка.

из цикла "Моя география". Моя Москва

Моя Москва - не столько про сам город (как часто не замечаешь красоту тех, кто ближе всего), а про прекрасных его людей и феерически смешные разговоры, которые мы постоянно вели.

я_2009.jpg

(фото такое же старое, как некоторые из этих заметок, - весна 2009 года, Новый Арбат).

* * *
Из смс-переписки со звукорежиссером:
- Как подготовка к Евровидению.
- А никак. Давай поженимся.
- ?!?!?!
- Вместо подготовки к Евровидению я сегодня работал на проекте "Давай поженимся".

Collapse )

из цикла "Моя география". Мой Израиль.



Эли ездит на мопеде и развозит почту Израиля. Ему нельзя брать попутчиков, но за 50 шекелей он везет меня в Тель-Авив. Эли лет 40, но он хочет знать, есть ли у меня бойфренд, ведь я «не просто так его остановила, с ним такого никогда не случалось».

Игорь живет в Израиле 15 лет. Он называет Эли мудаком – «за подвоз денег не берут». Игорь торгует спортивным снаряжением и 21 год занимается скалолазанием. Когда я, вцепившись в скалу, ору «Я не могу!», он отвечает: «Можешь, перенеси вес на левую ногу и продолжай». У меня исцарапаны колени и локти, обгорел нос и трясутся ноги, но я смогла и абсолютно счастлива.

Валере Мейеру из Петербурга 72 года. Он тоже «ходит» по сказалам. Оле 29, она тренируется перед сложным маршрутом, у нее самая красивая фигура в мире. У Шуры двое детей, потрясающий голос, вкусный кофе и лицо интеллигента. Все эти люди «взошли»* в страну, а теперь регулярно восходят на ее вершины. Collapse )

из цикла "сказочки". Обыкновенная такая сказочка.



Жила-была девочка. Обыкновенная городская девочка. Умненькая, симпатичная, с заботами, нормальными для таких девочек, как она. А в груди у нее билось сердечко. Нормальное сердечко – качало кровь, отзывалось на чужие беды, учащенно стучало перед экзаменами и походами к врачу. Экзамены и походы к врачу почти преследовали девочку, так что сердечко часто торопилось. Но потом исправно замедляло ход.
Однажды девочка влюбилась. Странно, вроде бы обыкновенная такая, столичная, а вот нате вам, влюбилась. В обыкновенного мальчика.
Жил-был мальчик. Обыкновенный городской мальчик. Романтичный немножко, добрый и капельку бесшабашный, как и все мальчики его возраста. А в груди у него билось сердечко. Нормальное сердечко – качало кровь, учащенно стучало у кабинета директора школы и замирало при виде морских просторов. Мальчик жил на берегу моря, так что сердечко замирало часто. Но потом исправно продолжало стучать.
Однажды мальчик влюбился. Странно, вроде бы обыкновенный такой, с побережья, а вот нате вам, влюбился. В обыкновенную девочку. Collapse )

из цикла "сказочки". Про Отношения.



Отношения растут как человеческие детеныши. Сначала они слабенькие, беспомощные. Глаз да глаз за новоржденными Отношениями. Их надо подкармливать нежными словами и всякими романтическими глупостями, прятать от чужих, чтобы не сглазили, двигаться осторожно-осторожно - Они же такие хрупкие.

Чуть позже Отношения еще неуверенно, но все же становятся на ноги, неловко произносят свое имя (а имя у Них всегда одно и то же - Мы). Теперь Их можно выводить на улицу, на люди, "в свет", оберегая, конечно, но все же позволяя общаться с Внешним Миром.

Время спустя Отношения не любят оставаться вечерами одни, не любят, но все-таки остаются, перебарывая страх и шепча про себя: "Нет, не бросили. Нет, не бросили. Просто дела".

В подростковом возрасте Отношения стремятся к независимости и самостоятельности. Потом окажется, что от Самих Себя, но только потом, а пока Они стремятся к неведомой Свободе.

Первый Сексуальный Опыт для Отношений настоящее испытание. Им страшно, Им неловко., Они знают, что все изменится, но еще не знают, как. Хорошо, если все проходит Как Надо.

Когда Секс не то, чтобы надоедает, но уже не кажется единственным возможным, разумным, интересным и приятным способом времяпрепровоздения, Отношения открывают для себя Умные Книги и Хорошее Кино, Интересные Места и Просто Выспаться, Весь Мир (по пол мира на каждого) и Пару Коньков в придачу.

Отношения болеют. Отношения мучаются. Иногда Они даже умирают. Но некоторые выходят за рамки Человеческого, Живут Вечно и лишь редко-редко напоминают повадками человеческих детенышей.

2002 г.

Обыкновенные глупости



В хрупкий девичий организм может влезть удивительно много водки, особенно, если сравнивать с мужским, учитывая пропорции…

Аля была Хорошей Девочкой – только так, с большой буквы и идеально белым воротничком. Даже если на Алечку надеть кожаное платье, буде придет кому в голову такая сумасшедшая идея, белый воротничок поступит на горделивой шее. Не красавица, но хорошенькая. И умница к тому же, да еще и старательная. Староста в школе, староста в институте и на работе наверняка будет возглавлять не только отдел, но и общественную работу. В самом деле невозможно было не сдать ей деньги на любую общественную нужду (и не надо этих вот шуточек, такого она не любит!)

Алечка была совестью курса. В открытую она, разумеется, никого не осуждала (помилуйте, XXI век на дворе), но умела довести до сведения коллектива, что поступок того или иного персонажа не совпадает с ее разветвленной системой моральных ценностей. Сколько репутаций рассыпалось в пыль после того, как, собрав кружок в столовой и чуть понизив голос, она начинала свою коронную фразу: «Может быть, я чего-то не понимаю, но мне каааажется…». Collapse )

На 10 квадратных метрах



Высшим проявлением любви было встать пораньше и нагреть пару ведер воды тому, кто проснется вторым. Не думайте, что из крана не текла горячая вода – колонка-то вот она, так что если посильнее развести огонь, может и кипятком ошпарить. Вода зачастую просто не текла – то напор не дотягивал, а то и вовсе отключали. Вот и набирали ведра, тазики, старинное корыто и пятилитровые «баклажки». Collapse )